«Неполиткорректная тема»… Возникла у меня, когда красивые, яркие, умные женщины вдруг тускнели, когда разговор каким-то боком касался их возраста. Словно есть что-то «неправильное» в том, что тебе 35 — 40 лет, а ты все еще сохраняешь выраженный интерес к мужчинам, заботишься о себе или даже (о ужас!) — не замужем или развелась. С удивлением и грустью я видел, как они, очень привлекательные для меня именно как женщины, с напряжением говорят о возрасте своих детей. Ну, ладно, если детям 3-4 года. А если 12-16? Тот, кто слышит про возрастных детей, наверняка «прикинет» возраст матери. И? Что тогда произойдет?

Неужели вы должны мгновенно превратиться в моих глазах, глазах 31-летнего мужчины, в старых тёток? Хищная грация тела, уверенный и умный взгляд, естественность в поведении, не обусловленная всепоглощающим желанием нравиться любой ценой мальчикам — все это должно рухнуть, съежиться, сморщиться в одну секунду? Но если это и произойдет в моем сознании, то только в случае, если я — подросток или очень молодой человек. По возрасту — или по психологии. А вам нужны мальчики? … Замечательно, на мой взгляд, о мужском взгляде на женщин написал Дмитрий Соколов-Митрич.

Вот сейчас спроси любого молодого: что самое главное в женщине? Нет, не с романтической точки зрения, а с чисто физиологической. Любой молодой ответит: возраст. Чем моложе женщина, тем большую ценность она представляет для мужчины — хоть юноши, хоть старика. И я тоже так думал. В 20–25 женщины старше 30 мне казались почти старухами. Такой взгляд на них представлялся мне безоговорочным и объективным. Мне было страшно жаль мужчин зрелого и преклонного возраста, которым приходится жить с такими несвежими созданиями, когда вокруг столько молодых и незамужних. И при этом еще по случаю всевозможных торжеств выдавливать из себя лживые комплименты и бездарно рифмовать «баба ягодка опять».

И вот года три-четыре назад я вдруг словил себя на том, что моя гормональная система предательски эволюционирует. Юные создания до 25 лет как-то медленно, но верно перекочевали в разряд детей и перестали волновать. Организм со всей ответственностью мне заявляет: «Стоп! Это не твое!» Зато «своими» стали барышни под 30 и даже «тетки» на четвертом десятке. Они мне уже вовсе не кажутся несвежими и уж тем более старухами. В их глазах, фигуре, движениях есть какой-то биологический код, который мой организм понимает и принимает. А в 20-летних его нет и, похоже, больше не будет. В слишком молодых глазах пустота, это почти статуи, их движения чересчур резкие и напряженные, а сексуальность – чисто умозрительная.

И я во многом присоединяюсь к словам Д.Соколова-Митрича, тем более, что не так уж давно сам осознал происходящие перемены в собственном восприятии. Только речь идет, скорее, не о гормональных изменениях. А о взрослении. Молодые девушки по-прежнему могут вызывать (и вызывают) интерес, но он нередко какой-то «пустой»… Начинаешь стремиться к тому, чтобы быть вместе и заниматься сексом не с телом. А с личностью, включающей в себя и тело. Потому что в первом случае можно обойтись и резиновой куклой (и некоторые — обходятся). Во втором сексуальное возбуждение зависит не только и не столько от тела. Собственно говоря, оно и в молодости больше зависит от мозга, чем от гормонов.

Зацикленность на молодом теле — это типичный признак современной инфантильно-подростковой массовой культуры. Когда личность подменяется телом, а общение — сексом. Женщина, изображаемая масскультом — кукла, мечта воспаленного от переизбытка гормонов и неудовлетворенного желания подросткового сознания.

И (условно) к 35 годам женщина либо все же осознает себя настоящую, «разную», становясь личностью, расцветая подлинной женственностью, либо — что бывает НАМНОГО чаще — угасает окончательно. «Что происходит с русскими женщинами после 30-ти лет?» — нередко недоумевают иностранцы. Да так… Ничего особенного. Наверное, многие просто решили, что «старые»… И иногда даже у тех, кто состоялся, у женственных и сексуальных, проскальзывает эта тревога. Она нередко не высказывается, но присутствует в общении с мужчинами, особенно немного младше их.

… Речь идет не о том, что нужно направо и налево кричать о своем возрасте. Это, разумеется, личное дело. Но, милые мои женщины «за тридцать», вы — красавицы и умницы, и очень хочется, чтобы вы ощущали себя таковыми рядом со мной и другими мужчинами без страха, что кто-то вдруг вскроет «постыдную тайну». Ну их, этих подростков с их критериями?

Автор: Илья Латыпов

Источник: https://vk.com/wall-125375313_656


Нажмите, чтобы поделиться с друзьями:


Напишите свое мнение: